Меню сайта
Категории каталога
гет [35]
джен [14]
слэш [39]
фемслэш [3]
Все по ГП
Наш опрос
Какой герой нравится Вам больше всего?
Всего ответов: 1102
Главная » » Фанфики по типу » джен

Клевер

Автор: aguamarina (aguamarina@mail.ru)
Название: Клевер
Бета: нет

Описание:
Было ли что-то между Альбусом Дамблдором и Минервой МакГонагалл? Конечно, было! Но что именно? Моя версия событий проста и незамысловата, как клевер.

Предупреждение: фик сугубо камерный, без экшена и киданий Авадой. Мальчик-Без-Которого-Не-Обходится-Ни-Один-Фик, тоже не упоминается.

Отказ: все права у Дж. Роулинг
Жанр: драма
Тип: джен
Рейтинг: G
Размер: мини
Пейринг:Альбус Дамблдор/Минерва МакГоннагал

Зеленый июньский луг. Кивает головками желтая кашка, ромашка улыбается солнцу золотой серединкой, белые и розовые шарики клевера там и сям мелькают в траве. В воздухе разливается ровное тепло. Жужжат шмели, стрекочет и шуршит прочая полевая живность. Думать о занятиях в такой день может только Гермиона. Ну и, конечно, сама профессор МакГонагалл.
У пятого (теперь уже, впрочем, шестого) курса – факультативные часы. С теми, кому не жаль потратить часть каникул на получение новых знаний, профессор МакГонагалл занимается серьезно: они проходят то, чего не услышишь и на уроках у семикурсников. Например, на этой неделе речь идет об особенностях применения некоторых зелий. Ничего удивительного – многие ученики уже начинают догадываться, что магия состоит не из отдельных изучаемых в школьном курсе предметов, а из взаимосвязей между ними. Почти все магические открытия заключаются в обнаружении новых взаимосвязей или необычном использовании прежних.
- Кто может сказать, какими эзотерическими свойствами обладает клевер?
Ничто – ни полная звуков тишина летнего поля, ни ласковое солнце, ни сладкий запах клевера – ничто не может помешать этой гриффиндорке первой поднять руку, чтобы ответить на вопрос.
- Да, мисс Грейнджер.
- Клевер луговой, иначе Trifolium, обладает следующими эзотерическими свойствами: восстанавливает нарушенное равновесие, повреждения тонких тел, потенциал жизненно важной энергии, ориентацию в пространстве; регулирует процесс получения, обработки, прохождения и хранения информации; изгоняет паразитирующие инфернальные сущности, закрывает энергетические дыры, снижает напряжение, убирает последствия сверхнагрузок.
Отбарабанив ответ, Гермиона, как всегда, склонив голову, смотрит на учителя: все ли она верно сказала? Ничего не упустила?
- Очень хорошо, мисс Грейнджер, все верно. Пять очков Гриф… простите, я забыла, что учебный год завершен. Так что просто – очень хорошо, мисс Грейнджер.
Все знают, что у строгой, но справедливой профессора МакГонагалл нет любимчиков. Но любимые ученики у нее есть. Гермиона Грейнджер, безусловно, входит в их число. Во многом она напоминает Минерве МакГонагалл ее саму в годы учебы: серьезная, умная, ответственная и… отчаянная – немного, как раз достаточно для того, чтобы Шляпа предпочла Когтеврану – Гриффиндор. Правда, разница между шестикурсницей Грейнджер и шестикурсницей МакГонагалл тоже весьма существенна: Минерве никогда не приходилось сталкиваться с тем, что частенько испытывает Гермиона, - презрительное или снисходительное (и неизвестно, что хуже) отношение к ней как к «грязнокровке». Профессор МакГонагалл, может быть, наиболее толерантный человек в этом отношении – она совершенно естественно не чувствует разницы в происхождении школьников. Даже «магглолюбец» Дамблдор всегда помнит, кто есть кто… впрочем, он, кажется, помнит все обо всех. А вот МакГонагалл никогда не могла бы сказать с ходу, не задумываясь, чистокровен ли тот или иной ученик. И тем не менее, в отличие от Грейнджер, за ее плечами всегда стоял целый клан, поколения и поколения волшебников, не слишком многочисленный по шотландским меркам, но достаточно древний род МакГонагаллов, уважаемый и упоминающийся почти во всех исторических и генеалогических книгах страны. Поэтому у Минервы МакГонагалл никогда не возникало необходимости что-то доказывать окружающим – только самой себе. Однако это обстоятельство ничуть не мешало ей быть первой или, в крайнем случае, одной из первых во всем, за что она бралась. Юная шотландка обладала почти слизеринским честолюбием: уже к пятому курсу она точно знала, чего хочет, - стать уважаемым специалистом в той отрасли, которую изберет; экспертом, чье слово будет цениться на вес золота; волшебницей из тех, чье имя не нуждается в дополнительных пояснениях. Более всего девушку привлекала трансфигурация – наука, которой ее сердце принадлежало с первого курса. Стать преподавателем Трансфигурации, а затем – почему бы и нет? - директором школы – такая перспектива выглядела в глазах выпускницы очень соблазнительно. Разумеется, речь могла идти только об известной, лучше даже – знаменитой школе, такой, как Шармбатон. А еще лучше – Хогвартс… Интересно, каковы планы Грейнджер? Эти мысли занимали профессора МакГонагалл и как декана факультета, и как преподавателя. Время напряженное; многие гриффиндорцы видят свое будущее в рядах авроров. Кажется, такие мысли есть и у ее любимой ученицы. А жаль; из нее вышел бы хороший педагог или ученый, исследователь…
- Можно спросить, профессор?
- Да, мисс Грейнджер?
- Если клевер так благотворно влияет на процессы, связанные с движением информации, означает ли это, что на клеверном поле можно наблюдать существенное улучшение способности к запоминанию?
- Вообще-то да; и вы будете не первой, если предложите перенести сюда занятия или сдачу экзаменов. Объясняю: для действительно существенного воздействия на ментальные процессы клевера должно быть очень много, а период его действия – достаточно долгим или, по крайней мере, регулярным. Думаю, если вы будете заниматься на клеверном поле ежедневно по два-три часа, то лет через тридцать сможете запоминать страницу книги с одного взгляда. Если вам это действительно нужно…
Кое-кто из шестикурсников огорченно вздыхает, кое-кто улыбается шутке. Гермиона кивает головой. Приняла информацию к сведению. С ней всегда так – на уроках чувство юмора отказывает напрочь. Как трудолюбивая пчела, она собирает нектар знаний, боясь упустить малейшую каплю…
- Профессор МакГонагалл!
- Да, мисс Грейнджер?
- А насколько справедливы поверья, связанные с клевером у магглов?
- Вы имеете в виду поверья, касающиеся богатства или любви? – чуть улыбается профессор.
- И те, и другие.
Шестикурсники настораживаются. Любовь – актуальная тема в шестнадцать лет.
- Скажем так: жевать на двоих четырехлистный клевер невкусно и совершенно бесполезно. Никакой страстной любви между жующими от этого не вспыхнет. Пятилистный клевер, действительно, имеет определенную связь с золотом – об этом вы будете говорить на уроках Травологии в предстоящем году. Но связь эта примерно настолько же сильна, как и в случае с улучшением памяти, - то есть нельзя ставить знак равенства между клевером и богатством. Одно не вытекает из другого, иначе ирландцы были бы самыми богатыми людьми в мире… - Симус Финниган громко фыркает. – Я вижу, вы, мистер Финниган, в курсе дела. После занятий можете поделиться своими сведениями с однокурсниками. Итак, наиболее сильно свойства клевера проявляются в Восстанавливающих и Защитных зельях, для которых мы его и собираем сейчас. В зельях используется экстракт растения, то есть его сильно сконцентрированная магическая эманация. Для такой концентрированности нужно много исходного материала, так что не отвлекаемся от работы. Напоминаю, что цветки должны быть как можно менее поврежденными, белые, розовые и красные отдельно. Если найдете веточку с необычным количеством лепестков, будьте любезны также отложить ее в сторону. Будьте очень внимательны – профессор Снегг, как вы знаете, весьма скрупулезен в отборе компонентов для зелий…
Ученики ухмыляются – им ли не знать.
- …кстати, еще одно свойство клевера: там, где он растет, никогда не появляются змеи, не так ли, мистер Финниган? Поэтому мы лишены общества профессора на сегодняшнем занятии.
Минерва МакГонагалл, не удержавшись, позволяет себе этот не вполне корректный намек на Слизерин: сегодня у нее на занятиях только Гриффиндор и Пуффендуй, «свои», а Снегг вчера превзошел самого себя при составлении расписания на предстоящий год. Он все еще рассчитывает на ЗоТИ, а Альбус уклоняется от ответа… Что-то здесь не так, но разве узнаешь планы директора? Даже Минерва, его правая рука в школе, давняя коллега и близкий друг, не посвящена и в половину его замыслов.
- Профессор МакГонагалл!
- Да, мисс Грейнджер?
- А почему вы не любите клевер?
Профессор, оторвавшись от своих размышлений, с легким недоумением смотрит на шестикурсницу. Она не любит клевер?
- Почему вы так решили, мисс Грейнджер?
- Мне так показалось, – решительно отвечает Гермиона. Для нее не существует неудобных моментов, если нужно добраться до истины. Профессор МакГонагалл понимает ее. Всегда нужно выяснять все до конца. Личный опыт учителя очень важен для учеников – ведь книги всему не научат. Рассказ из жизни взрослого волшебника способен порой дать больше, чем десяток лекций. Но Минерва МакГонагалл не может припомнить ничего интересного в связи с клевером.
- Даже не знаю, мисс Грейнджер, - говорит она. – Возможно, у него слишком сладкий запах.
До обеда шестикурсники заняты сбором клевера, а профессор – рассказом о применении Восстанавливающих зелий при особо сложных, многоэтапных трансфигурациях. После обеда заместитель директора (вновь куда-то отбывшего на неопределенный срок) занимается расписанием, затем обсуждает с мадам Стебль ремонт теплиц и возможность приобретения новых растений; затем ее ловит в коридоре Аргус Филч и демонстрирует расширенный список наказаний для студентов в будущем году. Подписать все эти 357 пунктов не глядя нельзя – там может оказаться все, что угодно, вплоть до «Круциатуса»… И действительно, приходится вычеркивать розги, стояние коленями на горохе (Мерлин, где он только находит такие допотопные методы воспитания?) и еще десяток-другой сомнительных по всем меркам пелагогических приемов. Оскорбленный в лучших чувствах Филч удаляется, но на смену ему приходит мадам Помфри – ей хочется произвести большие перестановки в больничном крыле: по мнению целительницы, ориентация палат по сторонам света неидеальна. Ее мнению Минерва доверяет – целительница в Хогвартсе одна из лучших, поэтому они идут в больничное крыло и на месте обсуждают необходимые действия и объем работ. После ужина Минерву ждет составление собственного учебного плана на предстоящий год и проверка чужих. Просидев над бумагами до полуночи, она ложится спать, чувствуя, что день прошел не зря, как и длинная череда предыдущих. Она любит свою работу и Хогвартс. Она знает, что действительно незаменима на своем месте, что мало кто смог бы выполнять такой объем дел, что ее знания в области трансфигурации ценятся чрезвычайно, а имя известно всем, кто так или иначе причастен к сфере магического образования… Она почти засыпает, чувствуя, как через открытое окно июньская ночь вливается в комнату, ласковая, теплая, чарующая… и вдруг, в тот момент, когда действительность уже не имеет власти над мыслями, а сон еще не вступил в свои права, в ее памяти возникает яркая, ослепительно яркая картина, с мельчайшими деталями, со всеми когда-то даже не замеченными подробностями – полноценное воспоминание, более реальное, чем сама реальность…
…- Профессор, почему вы не любите клевер?..
***
…Июньский день, почти… о Мерлин, почти пятьдесят лет назад. Она – снова в Хогвартсе, позади ее первый год в роли ассистента и дублера тогдашнего преподавателя Астрономии – миссис Тампль. И пусть ее все знают, помнят, как отличную ученицу, одного этого недостаточно. Ей нужно заработать себе репутацию, зарекомендовать себя, ведь Хогвартс – это весьма престижно. Правда, карьерный путь здесь долог, нужно очень упорно работать, чтобы тебя заметили на общем фоне - в самой популярной школе волшебства Англии собрался «звездный» преподавательский состав. Чего стоит один только Альбус Дамблдор, в активе у которого – недавняя победа над Грин-де-Вальдом, работа с Фламмелем, исследования в области драконологии… Он считается одним из ведущих волшебников современности, ему пророчат пост Министра Магии, но сам он, насколько известно, предпочел бы должность директора школы. Пока же он ведет Трансфигурацию – то есть занимает то место, о котором так мечтает молодая ассистентка. Но шансов получить его у нее еще очень и очень немного. А так хочется попробовать себя в настоящем деле!.. За прошедший год Минерва убедилась, что вполне способна справляться с классом, заинтересовывать учеников своим предметом, а главное – влиять на их представления о мире, о магии, о жизни. Именно в этом прежде всего видит Минерва труд учителя, именно это составляет смысл ее жизни – учить юных магов быть магами… Один из многочисленных ее дядюшек упоминал о том, что в Шармбатоне собираются взять второго преподавателя Трансфигурации, и обещал прозондировать почву. Было бы неплохо, хотя и жаль будет расставаться с Англией, с Хогвартсом…
В июньский день ее приглашает на прогулку Альбус Дамблдор. Назвать это неожиданностью будет очень мягко. О, нет, они, конечно, общаются как коллеги, и как-то раз он даже поддержал ее предложение на педсовете… он всегда очень внимательно относится к окружающим… но прогулка! Минерва с легким удивлением («Чудесный день! Шмели жужжат… разве вам не надоело сидеть в четырех стенах?» - отвечает на ее невысказанный вопрос Альбус) соглашается, и они идут по тропинке вдоль берега озера и дальше - в сторону Хогсмида. Говорят об уроках, об учениках, о коллегах – темы совершенно невинные и равно увлекательные для обоих. В голове девушки меж тем, как работающие пчелы, носятся и жужжат совсем иные мысли… даже не мысли – намеки на них, отголоски чувств, переполняющих ее. Ей нравится Альбус Дамблдор. Как преподаватель, как маг, как человек… и не только. Это ровное чувство приязни тихо согревало ее весь год и, возможно, так и продолжало бы тлеть, если бы не сегодняшнее приглашение. Как будто на угли бросили охапку сухих сосновых веток, и огонь взвился, рассыпав сноп искр, заполыхал во всю силу, обдавая жаром лицо, отражаясь во взгляде… Минерва всеми силами не позволяет вырваться наружу хоть искре, и, кажется, ей это удается; но разум, объединившийся с сердцем, живет своей жизнью, и из множества мыслей на поверхность вдруг всплывает одна, четкая и совершенно нелогичная – стать миссис Дамблдор совсем неплохо…
За всей этой сумятицей чувств Минерва ни на секунду не теряет нити разговора. Спина ее, как всегда, выпрямлена, улыбка сдержанна, взгляд спокоен. Мисс МакГонагалл никогда не позволяет себе расслабляться, даже на прогулке… даже на прогулке с Альбусом Дамблдором… тем более на прогулке с Альбусом Дамблдором. Она презирает слабость в любом ее проявлении. Несгибаемая прямота во всем – вот что такое Минерва МакГонагалл. Она не знает, что именно это так ценит в ней идущий сейчас рядом волшебник, всегда умевший распознать в человеке то, о чем он и сам может не подозревать.
- А каковы ваши планы, Минерва? – спрашивает он, и девушка видит – совсем близко – глаза цвета июньского неба за стеклами очков. Как трудно ей было привыкнуть обращаться по имени к тем, кто еще вчера был ее наставником! А уж Дамблдора ей приходилось называть Альбусом от силы два-три раза…
- Пока не знаю. Конечно, мне хотелось бы остаться в Хогвартсе… альма матер… но если будут другие предложения, придется задуматься. Вы ведь понимаете, Альбус, что в жизни хочется успеть как можно больше.
- Конечно-конечно, - голубые глаза смотрят очень серьезно. – Я вас очень хорошо понимаю. Но я должен вам сказать, что вы будете очень нужны Хогвартсу - всегда. В вас есть много качеств, столь необходимых этой школе. Вы ведь слышали, что меня пророчат в Министры? – легко улыбается он.
- Еще бы, - улыбается в ответ Минерва.
- Открою вам секрет, - он и правда слегка наклоняется к ней и приглушает голос, - я не хочу быть министром. Я буду директором Хогвартса, уж поверьте. И был бы счастлив работать вместе с вами.
Минерва говорит в ответ какую-то любезную фразу о взаимности. Ветерок безуспешно пытается вынуть прядь из ее гладкой прически. Жужжат шмели. Сладко пахнет клевером…
Вернувшись с прогулки, Минерва направляется к себе. По дороге ее перехватывает миссис Тампль – маленькая, говорливая колдунья с вечно удивленным выражением лица.
- Где вы были, Минерва? – спрашивает она и. не дожидаясь ответа, быстро продолжает: - У нас же была шармбатонская делегация! Они приезжали по делам в Министерство и специально заехали к нам! И кстати, заместитель директора спрашивал о вас – по-моему, речь шла о приглашении на работу… Ему вас кто-то рекомендовал. Но мы никак не могли вас найти! А они ужасно быстро уехали. Но он сказал, что пришлет сову! Жаль, что вас не было! Гуляли? Ну да, сегодня прекрасная погода…
Сова из Шармбатона прилетает к вечеру. Приглашение на работу. Ее мечта – место преподавателя Трансфигурации. Письмо не вполне официальное, теплое – очевидно, что кто-то позаботился, чтобы у заместителя директора Шармбатона сложилось о кандидатке самое хорошее впечатление. «Надо будет поблагодарить дядю», - напоминает себе Минерва. Что же касается ответа… «Простите, мсье, - пишет она, - благодарю Вас за любезное предложение, на которое я, к сожалению, не могу ответить согласием…». Пережив мучительный процесс принятия решения, впоследствии Минерва МакГонагалл никогда о сделанном не жалеет. Это не в ее правилах.
- …вы будете очень нужны Хогвартсу… был бы счастлив работать вместе с вами…
***
Дамблдор оказался – как всегда – прав. Она была нужна Хогвартсу; нужна и сейчас. Она нужна Дамблдору – она это знает. Правда, нужна не так, как мечталось когда-то. Все эти годы их отношения оставались ровными, дружескими, они вместе проходили через неприятности, опасности, сражения в прямом и переносном смысле слова – она всегда была рядом. Но никогда, ни словом, ни намеком, он не дал ей понять, что она для него не просто коллега, друг и помощник. Каким-то образом Альбус сумел перевести их отношения в чисто дружеские, не утратив при этом ни грана доверительности и искренности. Он всегда умел делать подобные вещи. Впрочем, Минерва тоже не позволяла себе ничего, что могло бы быть воспринято как нечто большее, чем дружеское участие. Собственная гордость, в которой, как в фокусе линзы, отражалась вся гордость рода МакГонагаллов, никогда не позволила бы ей сделать первый шаг. Как бы ей этого не хотелось, она только тверже сжимала губы и еще прямее держала спину. Хотя однажды целую неделю носила на груди завернутый в голубой шелк цветок клевера.* Потом она выбросила его. Клевер совсем не помогал…
Лишь один вопрос мучил ее тогда – когда она еще была молода и верила, что на все вопросы в жизни можно найти ответы. Случайностью ли была их недолгая прогулка в тот день? Когда у нее было плохое настроение, когда весь окружающий мир казался искаженным и злым, она начинала считать, что Дамблдор знал все и о приезде шармбатонцев, и об ожидавшем ее приглашении. А что, у него всегда были обширные связи… И он просто воспользовался чувствами молодой волшебницы, одной своей фразой убедив ее выбрать то будущее, которое было угодно ему, в котором она становилась частью его команды и играла на его стороне, безоговорочно преданно, используя все свои силы и таланты, которые он разглядел в ней еще тогда, полвека назад. В такие дни Минерва МакГонагалл почти ненавидела директора, признавая и даже преувеличивая мысленно все слухи, которые ходили о его умении манипулировать людьми, заставлять их поступать так, как желалось ему. Для благих целей – но все же манипулировать…
В другие же, более солнечные и радостные мгновения, Минерва снова вспоминала ту прогулку, серьезные глаза цвета июньского неба и снова верила, что это просто судьба, просто - не сложилось. Альбус – великий маг, неудивительно, что самые рядовые его поступки совершенно неожиданным образом отражаются на судьбах других людей. И пригласил он ее только потому, что летний день располагал к неторопливой беседе с умной, симпатичной девушкой, которая туго стягивала в пучок волосы и которая была ему интересна без всякого расчета. И не так уж плохо сложилась в конце концов ее жизнь…
Минерва мучилась этими мыслями еще несколько лет, переходя попеременно от неподкрепленной доказательствами злости на Альбуса к столь же необоснованному желанию защищать его от всех и вся. А потом просто запретила себе вспоминать тот день, вычеркнула его из памяти, будто и не было. Она хотела работать в Хогвартсе? Она в нем работает. Остальное неважно.
И вот теперь один случайный вопрос вернул ее в далекое прошлое. В прошлое, которое уже не имело ни власти, ни значения. Но профессор все равно не могла заснуть. Этот сладкий запах… Казалось, весь Хогвартс пропитался клевером: им пахла ночь, им пах звездный свет, и ветер с озера, и шум ночной листвы, и даже фиалки, стоявшие в вазе на прикроватной тумбочке. Решительно поднявшись, Минерва МакГонагалл взяла палочку, ликвидировала цветы, захлопнула (чуть сильнее, чем требовалось) окно и заклинанием проветрила комнату, так что темнота наполнилась свежестью, почти переходящей в холод.
Заварив и выпив ромашковый настой, профессор легла в постель и наконец заснула. Ей снились бесконечные клеверные поля, над которыми жужжали шмели. До ночи на Астрономической башне оставалось одиннадцать месяцев и восемнадцать дней.

T H E E N D

*Согласно приметам, завернутый в голубой шелк клевер, носимый возле сердца, помогает справиться с разочарованием в любви.

Категория: джен | Добавил: pridira (07.02.2009) | Автор: aguamarina
Просмотров: 2685 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 4.8/4 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только участники группы Авторы.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Развлечения
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0