Меню сайта
Категории каталога
гет [35]
джен [14]
слэш [39]
фемслэш [3]
Все по ГП
Наш опрос
Какая героиня Вам нравится больше всего?
Всего ответов: 1091
Главная » » Фанфики по типу » слэш

Люцирон в действии, или Как украсть хоркрукс

Автор: aguamarina (aguamarina@mail.ru)
Название: Люцирон в действии, или Как украсть хоркрукс
Бета: нет

Описание:
в названии. Муз у этого фика аж две: mobius с его двумя абзацами про дружбу Люциуса и Рона в «Дорогой Гермионе» и Elvira с главой про ЛМ из «Мира фанфика» и особенно с идеей о седьмом хоркруксе *автор радостно орет в адрес муз «Спасибо!»*.

Отказ: да пожалуйста - все не мое!
Жанр: юмор... правда, в конце автора, кажется, занесло
Тип: слэш
Рейтинг: PG-13
Размер: мини
Пейринг: Люциус Малфой/Рональд Уизли

(История, рассказанная вечером в баре «Кабанья голова»)

- Всем известно, чем закончилась эта история… Нет? Эх, темнота маггловская, что с вас взять. Объясняю конспективно: Лорд помер, Дамблдор за него порадовался, Поттер перестал быть героем и начал жениться сначала на Джинни, потом на Гермионе… С чего Поттер начал жениться на Гермионе, если на ней это Уизли обещал? Так потому что Уизли… Короче, чувствую, придется опять рассказывать все с самого начала.
***
Люциус Малфой и Рон Уизли сидели в изысканно обставленной гостиной Малфой-мэнора и играли в «очко» на щелбаны. Денег ни у того, ни у другого не было.
- А ты продай что-нибудь ненужное, - советовал Рональд Уизли, влепляя шикарный щелбан в аристократический малфоевский лоб.
- Чтобы продать что-нибудь ненужное, надо сначала у Грюма отобрать что-нибудь ненужное, - отвечал Люциус, сводя красноту со лба заклинанием. – Ваши аврорнутые здесь даже карточные колоды описАли.
- Скажи спасибо, что не опИсали, - хохотнул Рон. – Сдавай.
Игра шла с переменным успехом, поскольку силы были примерно равны: против малфоевского туза в рукаве Рон ставил веру в то, что дуракам везет. Получалось в итоге пятьдесят на пятьдесят.
- А ты аванс у Грюма попроси, - ехидничал Малфой через несколько минут, смачно щелкая по наморщенному уизлевскому лбу наманикюренным пальцем.
- Ага, - отзывался Рон, прикрывая красное пятно челкой, поскольку запоминать заклинание считал излишней роскошью – само пройдет. – Он и так говорит, что я у него личность неприкосновенная, и на опасные задания не посылает, потому что если меня вдруг заавадят, авроратской бухгалтерии за махинации с моими авансами дадут тридцать четыре года Азкабана. Минимум! – поднял он вверх палец, отвлекая Люциуса и попутно мысленным «Вингардиум Левиосо!» пытаясь приподнять его карты. Уизли не все заклинания считал излишней роскошью.
Карты держались как приклеенные. Люциуса Малфоя тоже не «Акцио» делали.
Сравняв счет, партнеры задумались. Люциус потягивал коньяк пятидесятилетней выдержки из широкого, подогретого в ладонях бокала. Рон, вскрыв зубами бутылку и выплюнув в угол крышечку, прихлебывал из горлышка холодное сливочное пиво.
- Лепота, - заметил Люциус.
- Ага, - отозвался Уизли. – Где денег взять?
- Проблема, - согласился Малфой.
Столь непохожих людей, как Малфой-старший и Уизли-почти-самый-младший, объединяло могучее и пламенное чувство любви. Оба они бескорыстно любили деньги. Когда аврорат начал слежку за Малфоем, оказалось, что ни один нормальный маг с нормальной зарплатой не может выносить этой работы больше трех дней. Увидев на третье утро элегантного, благоухающего и блестящего Люциуса в уже третьей новой мантии, авроры быстро подсчитывали, что даже если сдать Грюма Волан-де-Морту… так-так… и загнать русскому аврорату секретный архив Министерства… нет, денег все равно не хватит, чтобы хоть месяц пожить, как этот нахальный и, безусловно, виновный во всем происходящем тип. Поскольку Грюму нужны были вовсе не заверения авроров в виновности Малфоя, а подробные и точные отчеты о его встречах и переговорах, он снимал дисквалифицировавшего себя сотрудника с дежурств и ставил другого, после чего все повторялось. Люциус только усмехался, отправляя вечером ношеную мантию мадам Малкин с совой, уже доставившей новую. Выгода была обоюдная: Люциус с удовольствием капал на нервы аврорам, а мадам Малкин успешно распродавала мантии – секонд-хенд от Малфоя уходил влет и втридорога.
Рональда Уизли явление элегантного и …(см. выше) Люциуса Малфоя тоже не порадовало. Но он не стал длить своих мучений три дня. Нет, рыжий предпочел сразу хватать единорога за рог. Вечером он заявился к Люциусу и сообщил, что за скромное вознаграждение в полмиллиона галлеонов готов поступиться принципами и сообщать Грюму то, что пожелает «объект».
«Объект» долго смеялся.
Уизли подумал и добавил, что согласен за те же деньги сообщать «объекту» о действиях Грюма.
Малфой развеселился еще больше.
Уизли пошел ва-банк и сообщил, что знает способ нейтрализовать Поттера и готов сообщить его Темному Лорду, если, конечно, у того есть чековая книжка.
Смех Малфоя стал походить на смех ребенка, впервые увидевшего и услышавшего, как папа попал молотком по пальцу, и еще не знающего о грядущих печальных последствиях своей бурной радости.
Разочарованный Уизли хотел уже гордо удалиться, но Малфой предложил остаться и выпить. Он сказал, что так весело ему не было с тех пор, как он подсунул Лорду резиновую волшебную палочку, а Лорд подумал, что это сделал Снегг. Люциус вообще в последнее время скучал: Нарцисса умотала во Францию, взяв девичью фамилию и чековую книжку с последним незамороженным счетом, а Пожиратели предпочитали собираться на оргии… в смысле, на встречи в менее засвеченных местах. А на безрыбье и аврор был раком… то есть наоборот… ну вы поняли. С тех пор слежка за Малфоем стала гораздо более приятным занятием. Рону не приходилось торчать на улице, а Люциусу было кому рассказывать анекдоты про Темного Лорда. Вот только денег от этого почему-то не прибавлялось. Рон даже предложил выпустить анекдоты отдельным сборником и через Дамблдора распродать тираж, но Люциус не согласился. Сказал, что юмористов в магическом Лондоне и без него хватает. Вон недавно в «Колдополитене» карикатурку напечатали: такой, значит, весь Волан-де-Морт в мантии с кружавчиками, бровки подведены, на бледных пальчиках маникюр, взгляд мечтательно алым отливает… И подпись: «Томный Лорд». Лорд два дня одними «Круцио!» разговаривал и пальчики сгрыз до второй фаланги. Рон после страшного рассказа поимел совесть и смутился: талант к рисованию у него был с детства…
***
Через три дня после этого Уизли с бешеными глазами и невнятным криком влетел в малфоевский особняк. Люциус, не одобрявший бурного проявления чувств в любом виде, поморщился.
- Ну, и что у нас произошло судьбоносного? – спросил он, отходя от размахивавшего руками Рона на безопасное расстояние и ставя на всякий случай Щитовые чары. – Поттера лишили девственности?
Глаза Уизли вылезли из орбит еще больше, а дыхание совсем перехватило.
- Это сделал ты? – приподняв бровь, предположил Люциус.
Глаза Рона стали напоминать органы зрения тех обитателей глубин, которые подвешивают их на стебельках, без проблем озирая все триста шестьдесят градусов окружающего мира.
Малфой плеснул в стакан виски.
- Вот.
Рон мигом втянул в себя виски, как пересохшая земля воду, и протянул стакан за следующей порцией.
- За что пьем-то? – поинтересовался Малфой, отбирая у него стакан и наливая виски себе.
- Я знаю, как можно хорошо заработать, - гордо объявил аврор, вынимая стакан из ослабевших пальцев пораженного уизлевской деловитостью и изобретательностью Люциуса.
- Надо сп… украсть у Темного Лорда последний крестраж и продать Дамблдору. Или Грюму. Или Лорду. В общем, тому, кто больше заплатит, - сияя от собственной гениальности, озвучил идею Уизли.
- Отлично, - сказал Малфой. – Замечательно. Конгениально. Теперь объясни, что такое крестраж.
Рон уставился на него, как на маггла.
- Ты чего, не знаешь? А ты точно Пожиратель?
Малфой показал ему Метку параллельно со средним пальцем.
- Это такая хреновина, где находится часть черной-пречерной души этого черного-пречерного… ну, ты в курсе.
- Хоркрукс? – пораженно переспросил Люциус. Рон кивнул и пожалел, что своевременно не отобрал у него и бутылку тоже: а теперь такое отличное виски паркет циклюет…
К вечеру Рон убедил Люциуса, что все не так страшно, как кажется: Лорд, может, даже и не заметит ничего. Главное, выяснить, что он собой представляет, этот хоркрукс. Выяснять, само собой, придется Люциусу.
- Не дрейфь, - посоветовал Рон. – Я беру на себя самое сложное – сбыт краденого.
Подождав минут пять, пока у Малфоя кончатся разные слова, и не дождавшись, Рон понял, что процесс лучше остановить. А то он так и до «Авады» доберется. Вон как разошелся…
- Ладно, - стоически согласился Уизли. – Красть будем вместе.
- Вообще-то за групповое больше дают, - заметил Люциус.
- Это если изнасилование, – попытался проявить эрудицию Рон.
- Не, за кражу тоже, - неуверенно заметил Малфой.
- А мы не попадемся, - напомнил основной пункт плана Уизли. – Ты, главное, объект уточни.
- Уточню, - согласился Люциус. – Не зря же я все-таки у Лорда любимый член…
- Если ты сейчас же не скажешь следующее слово, я подумаю что-то не то, - заметил заинтригованный Уизли.
Малфой предпринял безуспешную попытку смутиться. При отсутствии практики вышло плохо.
- А ты думал, как мне после второго пришествия выкрутиться удалось? – огрызнулся он.
Рон солнечно улыбнулся.
- Грюм будет счастлив. Я ему еще не приносил таких интересных докладов, - мечтательно сказал он.
- Ну раз тебе моя помощь не нужна… - приподнялся с кресла Люциус.
- Нужна, нужна, - заторопился Уизли. – Я пошутил. Эх, и помечтать не дадут… - типа про себя пожаловался он. На самом деле, конечно, про Люциуса.
***
Через три дня после этого Малфой, элегантно помахивая тростью, вошел в собственный особняк. Рон, не выносивший людей, сохраняющих «стрелки» на мантии при любых обстоятельствах, поморщился.
- Я знаю, где последний хоркрукс, - небрежно заметил Люциус.
Рон тут же пододвинул ему кресло, налил виски и принес тапочки, которые Малфой, как обычно, проигнорировал.
Опускаясь в кресло, Люциус скривился.
- Больно было? – сочувственно спросил Уизли. Издевается, гад.
- Долго, - лаконично ответил Малфой. – Показать?
Издевается, гад.
Или нет?
…Через двадцать минут супружеская спальня Малфоев интенсивно меняла цвет с зеленого на красный, с красного на белый и обратно, поскольку такого безобразия ей – спальне - не приходилось видеть и на оргиях Пожирателей. Да что там – даже в первую брачную ночь Малфоев… Спальня вздрогнула и попыталась закрыть глаза. Хотя бы шторами. Чуть-чуть помогло.
- Нет!!! – голос Рональда Уизли.
- Странно, - Люциус Малфой. – Обычно в этот момент мои партнеры кричат «Да!», «Еще!» и «Люциус, ты бог в сексе!». Я предпочитаю последнее, - с намеком.
- Нет!!! – голос Рональда Уизли.
- Мне остановиться? – опять Люциус.
- Нет!!! – это кажется или Уизли начал повторяться? Полузадушенный подушкой голос: - Я не по поводу тебя «нет» ору, я про… о-о! …крестраж, будь он неладен. Это не мо… о-о! …гут быть… о-о! …очки Дамблдора!
- Между прочим, - холодно заметил Люциус, - эти сведения были получены мной в анал… о-о! …гичной ситуации. Ты думаешь, они могут быть неточны?
- Не зна… ах! – ахнул Рон, падая на подушку.
- Да мне за это орден Мерлина положен… два… - потребовал Люциус, падая рядом.
- За ЭТО? – возмутился Рон. – Да что тут особенного? Хотя… - задумался он, - грамоту я бы дал. В рамочке.
- Да? – хмыкнул Малфой. – А ты Темного Лорда видел?
Рон вспомнил рассказ Поттера после Турнира. Га-адость какая. Но все же…
- А без одежды? – настаивал Люциус.
Рон с уважением посмотрел на него.
- Я потом лично тебя награжду… наградю… - пообещал он. – Орденом Феникса.
«Не стоило так шутить», - подумал Рон утром, когда немного успокоившийся Малфой снял с него «Петрификус».
Во время завтрака партнеры – во всех смыслах слова – сидели за столом и деловито обсуждали предстоящее ограбление века.
- А ты технику этого дела знаешь? – спросил Малфой у идейного вдохновителя операции.
- Конечно, - обиделся Рон. – Я сколько раз пирожки с кухни таскал! Значит, главное, - отвлечь мать…
- Какую мать? – зашипел Люциус. – Лорд мать его… В смысле, мать его Лорд… Короче, Лорд давно похоронил его мать! Свою мать! Твою мать!
- А при чем здесь моя мать? – опять обиделся Рон. – И пирожки у нее вкусные, а те, что ты ел, просто давно испекли…
Люциус вспомнил про пирожки, которые и в самом деле ради развлечения ел, в животе стало тоскливо, и он пожалел, что мать Уизли в свое время не похоронилась рядом с матерью Лорда, мать их всех. Отвлекшись от мыслей о родственниках, он вернулся к плану.
- Итак, отвлечь Лорда…
- А зачем? – спросил Уизли.
- Авада… - начал Малфой.
- Я имею в виду, - быстро перебил его Рон, - зачем отвлекать Лорда, если очки мы крадем у Дамблдора?
- Ке… правда, - дернул бровью Люциус (незаконченное заклятье спикировало и пришибло домового эльфа). – Это хуже.
- Что? – удивился Рон. – Почему?
- Потому что я знаю, чем отвлечь Лорда… (Рон подумал правильно и покраснел), но я не знаю, чем отвлечь Дамблдора. Боюсь, тот же метод не сработает.
- Я знаю, - гордо сказал Рональд. – Пошли в спальню.
- Ты думаешь, Дамблдор на тебя западет? – с сомнением спросил Люциус.
- Про спальню – это я тебе, - пояснил Рон. – Потому что больше обсуждать нечего. На отвлечении Дамблдора я собаку съел, - заметил он, направляясь по указанному адресу.
Люциус пошел следом, попутно размышляя, кто тут главный извращенец: Темный Лорд или все-таки Дамблдор, которого отвлекают такими негуманными и негурманными способами.
***
Все прошло как по маслу, сыру и другим полезным и вкусным продуктам. Правда, Рону пришлось довольно долго болтаться на метле у окна директорского кабинета, накрытому Дезиллюминационным заклинанием, размышляя о том, почему в итоге делом занимается он один, а Люциус тем временем «подстраховывает» его, играя в карты с временно замаскированным под Уизли домовым эльфом – вдруг кто захочет узнать, на дежурстве ли тот. Уизли из эльфа получился фиговенький, хотя Малфой уверял, что очень похож. Ладно, подумал Рон, он ему потом отомстит. Представляя, как будет мстить, Рон увлекся и чуть было не упал с метлы. В это время директор наконец нарвался на особо мелко исписанный пергамент и был вынужден снять очки, в которых все равно ни боггарта не видел, а носил ради поддержания имиджа. Уизли тут же проделал самый рискованный трюк в своей жизни – аппарация прямо с метлы в хогвартский коридор*. Сообщив горгулье пароль (накануне добытый у Джинни с помощью братского авторитета, пяти сиклей и обещания рассказать маме о спрятанном под подушкой «Playgerl», который Рон случайно обнаружил и тщательно изучил… хм… ему понравилось), Рон ворвался в кабинет Дамблдора.
- Катастрофа десятилетия, сэр, - доложил он. – Полный… гей-парад в день ВДВ. В «Трех метлах» Малфой-младший пристает к пьяному Поттеру. Только вы можете это остановить… - директор потянулся было к очкам. Рон быстро добавил: - Поттер уже называет его своей слизеринской стрекозой**…
Дамблдор чертыхнулся и аппарировал. Рон поаплодировал себе, взял очки и спешно откланялся, выпав из камина прямо в гостиную Малфой-мэнора.
- Как прошло? – поинтересовался Малфой, проигравший к тому времени домовику пятьсот галлеонов и двенадцать кнатов.
Рон гордо помахал очками в воздухе.
- Пошел вон, - объяснил Люциус эльфу, отдавая ему двенадцать кнатов. Остальную часть долга он себе простил.
Отметив успех виски и сексом на пьяную голову – к чему спальня понемногу привыкала, - Малфой и Уизли развернули широкую рекламную кампанию со слоганом «Купи хоркрукс – спаси мир!». Дело шло туго.
Министерство сказало, что если бы у него были такие деньги, оно бы давно выкупило крестражи у Лорда и без помощи всяких хороших людей (кажется, это звучало как «вшивые аристократишки» и «молокососы с завышенным самомнением»).
Поттер обиделся, потому что это ему было положено мир спасать, героически, а не покупая хоркруксы по сходной, но явно завышенной цене; к тому же отцовские деньги он уже спустил, играя в квиддичный тотализатор и упорно, в честь памяти о старой любви, ставя на Когтевран.
Дамблдор понимающе улыбнулся искателям счастья в виде кучки галлеонов, продемонстрировал новые очки и предложил две лимонных дольки.
Пришлось идти в стан врага. В стан пошел Люциус. Уизли там недолюбливали.
Через два дня Уизли начал волноваться. То есть он предполагал, что переговоры с Лордом могут затянуться, но чтобы так… По ночам его мучили нехорошие подозрения насчет участи Люциуса. Не то чтобы Рон сомневался в честности партнера – он в нее никогда ни на грош не верил, а потому вполне мог представить, что тот, одному Малфою известным способом, все-таки получил от Темного Лорда аванс за крестраж, который все еще находился у Рона под подушкой, и свалил на фиг в теплые страны, а Уизли теперь предстоит одному эту кашу расхлебывать… Тонкую и ранимую уизлевскую душу в это трагическое время радовали только насекомые – точнее, магический «жучок», установленный в одном труднодоступном месте во время последнего… гм, тесного единения партнеров по бизнесу. «Жучок» клятвенно уверял, что Малфой все еще пребывает в логове Пожирателей, точный адрес которого назвать наотрез отказывался, ссылаясь на Профессиональный Универсальный Кодекс Соглядатаев (ПУКС). Однако, промаявшись два дня, Уизли плюнул на ПУКС и решил пойти ва-банк. Конечно, он с большим удовольствием пошел бы просто в банк, но не без оснований подозревал, что экскурсии для любопытных по особо интересным сейфам с подробным описанием их систем сигнализации там не предусмотрены, а больше Уизли в банке делать было нечего.
Применив политику кнута и пряника, а именно пообещав «жучку» оставить его на посту навечно (выражение «кнут и пряник» Уизли понимал как «не дать никакого выбора» - именно так объяснил ему Грюм на заре аврорской юности), Рон получил желаемые координаты. Однако, взяв в руки крестраж, Уизли подумал, что, наверное, зря накануне выражал отчаяние сильным стуком головой о подушку (он пробовал о стенку, но было больно). В общем, так или иначе, но очки-бывшие полумесяцы теперь представляли собой много-много звездочек. Переведя с поэтического на обычный, можно было сказать, что они разбились вдребезги. Рон попытался использовать «Репаро», но магический артефакт восстанавливаться все равно отказался. Впрочем, возможно, Уизли просто плохо помнил это сложное заклинание… Выкинув бесполезный крестраж в урну и хлопнув малфоевского коньячку, чтоб успокоить нервы, Рон перенесся пред красные очи Темного Лорда с пустыми руками, решив, что будет блефовать.
***
Лорд поперхнулся «Авадой», когда перед ним, как лист перед травой, возник рыжий аврор и слегка заплетающимся языком (да, Малфой что попало пить не будет…) сообщил, что у него есть для Лорда предложение, от которого Лорд не сможет отказаться, пусть даже и не пытается. При этом он усиленно подмигивал обнаруженному здесь же Люциусу. Малфой развлекал себя малоуспешными попытками увернуться от лордовских заклятий. Веселье, очевидно, было в разгаре. В ответ Уизли Люциус скорчил страшную гримасу, которая могла в равной степени быть как потенциальным условным знаком, так и нормальной реакцией на очередное «Круцио». Бросив ломать по этому поводу голову и «Аваду» в толпу Пожирателей, чтобы не расслаблялись, Лорд сосредоточился на Уизли. Заочно он его уже не любил – слухи о том, что уизле-малфоевские оргии намного круче лордовских, со скоростью лесного пожара распространялись в среде ПСов, подрывая самые основы преданности и верности.
Осмотрев Уизли (Уизли против осмотра не возражал – он прикидывал, действительно ли перстень Лорда платиновый и если да, то сколько он будет стоить на черном рынке магических артефактов), Лорд решил, что будет давить заразу психологически.
- А у меня для вас тоже есть предложение.
Рон заметно побледнел.
- Не то, о котором вы подумали, - уточнил Лорд, отогнав мысль «А почему бы и нет?». – Пошляк и развратник, - на всякий случай добавил он.
К Рону вернулся его натуральный цвет. Пошляк и развратник, извращенцем он точно не был. Тем более зоофилом. А Лорд уж слишком напоминал покойную Нагайну.
- Предложение очень простое: либо деньги, либо Малфой.
Рон задумался. Люциус загрустил. Уж кто-кто, а он Уизли знал.
- Что, сложный выбор? – довольный собой, поинтересовался Лорд.
- Не мешайте, - буркнул Уизли.
- Выбирать? – с надеждой спросил Лорд.
- Считать, - снисходительно пояснил Рон. Люциус застонал.
- Чего считать? – изумился его Темнейшество.
Рон быстро перебрал в голове массу возможных вариантов ответа и вернулся к первому – к правде. Во-первых, вариантов была не такая уж масса (два – это ведь очень маленькая масса?); во-вторых, Рон был гриффиндорцем, а Лорд – легилиментом, так что правда лидировала в забеге со значительным отрывом.
- Считаю, сколько денег мне надо для счастья, - объяснил наконец, пожав плечами, Рон. – А, кстати, в каких пределах я могу… оперировать? – уточнил он на всякий случай.
Лорд посмотрел на него и захихикал. Потом посмотрел на Люциуса и захихикал еще радостнее. Пожиратели недоуменно хмурились. Лорд подумал, что хихикать ему и вправду не по рангу, и перешел к демоническому смеху. Обрадованные Пожиратели наперебой заржали (не смеяться вместе с Лордом, согласно Кодексу ПСов, считалось мелким административным правонарушением и каралось половинным «Круцио»).
- Вы что, пошутили типа? – подозрительно поинтересовался Рон, по опыту зная, что люди, которым предстоит отдать кому-то деньги, так не смеются.
Лорд обрадовался еще больше, попытался сквозь смех что-то сказать и поперхнулся.
Веселившиеся Пожиратели приняли его гримасы и судорожные жесты за подготовку к особо страшному заклинанию, предназначенному специально для Уизли, и дружно зааплодировали.
«Да-а, - подумал Лорд, - асфиксия подкралась незаметно».
Последнее, что уловил темный легилимент в своей темной жизни, была мрачная мысль Рона Уизли: «Ну, и кто мне теперь заплатит?».
***
Вот так это все и было… Ну а дальше вы знаете – Рона Уизли официально признали спасителем магического мира, а Малфоя за компанию немножко реабилитировали и даже вернули поместье. Там они и живут. А что это вы все время в блокнотике пишете? Показания? А вы вообще кто такой? Ах, из Министерства? Сотрудник отдела по борьбе с коррупцией и использованием служебного положения в личных целях? Что ж вы сразу не сказали? Кладите блокнотик на стойку, у меня тут замечательный эль есть, для особых случаев… сейчас достану… сейчас, сейчас… Обливиэйт! Так о чем вы спрашивали, молодой человек? Не знаю ли я каких историй о Рональде Уизли? Так это же все знают: как он Темного Лорда героически заавадил неизвестным науке заклинанием… Ах, это вас не интересует? Ну что ж, до встречи, юноша, до встречи… И запомните: коррупция – это вам не Волан-де-Морт, с ней «Авадой» не справиться. Разве что каждому посетителю Министерства давать разрешение на Непростительные… До свидания, я говорю, не споткнитесь, у нас пороги высокие!
Наконец-то ушел… Гарри, ты где? Давай-ка быстренько все перемоем и приберемся, а то Гермиона очень просила, чтобы я тебя сегодня пораньше отпустил. Да, говорит, новое заклятье учить будете. Темное, само собой. Она говорит, что когда нет зла, то и добро не так заметно, так что пора исправлять ситуацию, а то совсем маги пораспустились и страх потеряли… Умная у тебя жена, и брат мой с ней полностью согласен. Скучно, говорит, без Темного Лорда стало – ни Орден не собрать, ни крестражи поискать, даже лимонные дольки вкус потеряли... Да я все понимаю – трудно тебе с такой женой. А что сделаешь? Джинни, как сестре героя, за простого Поттера замуж выходить не пристало. А Малфои все-таки род старинный, уважаемый. Правда, непонятно, кем ей теперь Рон приходится – не то братом, не то свекром… не то свекровью... Слышал, Малфой – тот, который не просто Малфой, а Малфой-Уизли – поместье перестраивает? Спальню расширяет… Говорит, чтобы удобней было мстить Уизли за то, что он тогда у Лорда неправильный выбор сделал. А я думаю – очень даже правильный. Потому что влюбленные должны смотреть в одном направлении. В направлении счета в Гринготтсе, к примеру. Вот тогда и будет им счастье…

T H E E N D
_______________________________________________
* знаю, что невозможно. Но очень надо.
** «стрекоза» по английски – dragon-fly, кто не помнит =))

Категория: слэш | Добавил: pridira (07.02.2009) | Автор: aguamarina
Просмотров: 3279 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/2 |
Всего комментариев: 2
2  
охох..
роскошно, просто роскошно)

1  
Просто блеск! Впервые прочитала люцирон happy

Добавлять комментарии могут только участники группы Авторы.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Развлечения
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0